Россия должна вести мирные

Разное

Россия должна вести мирные переговоры с Японией с позиции силы

Пора активировать наши спящие репарационные требования к Японии по итогам интервенции и Второй мировой войны. Это радикально изменит весь ход переговоров, считает политолог и экономист Валентин Катасонов.

4 ноября 2018 года на полях Восточно-Азиатского саммита в Сингапуре лидеры России и Японии Владимир Путин и Синдзо Абэ договорились активизировать двусторонние переговоры с целью подписания мирного договора по итогам Второй мировой войны. Ведь с момента подписания акта о капитуляции Японии (2 сентября 1945 года) прошло уже почти 74 года, а мирного договора между нашими странами до сих пор нет.

В качестве отправной точки для переговоров решено взять Советско-японскую декларацию, которая была подписана 19 октября 1956 года в Москве председателем Совета министров СССР Николаем Булганиным и премьер-министром Японии Итиро Хатоямой. С советской стороны декларацию также подписал министр иностранных дел Дмитрий Шепилов, а с японской министр земледелия и лесоводства Итиро Коно. Декларация прекращала состояние войны между странами, предусматривала установление дипломатических отношений, намечала заключение ряда межгосударственных соглашений (в области торговли, морского судоходства и рыболовства) и ставила своей конечной целью подписание полноценного мирного договора.

Процессу выстраивания нормальных отношений между странами всячески способствовал Никита Сергеевич Хрущёв. Его стратегической задумкой было сделать Японию нейтральным государством, ибо в первой половине ХХ века Страна восходящего солнца была для нас постоянным источником военной угрозы. Ради нейтралитета Японии Москва даже готова была пойти на некоторые уступки в частности, отдать острова Хабомаи и остров Шикотан. Но фактическая передача обуславливалась подписанием мирного договора.

Процессу выстраивания нормальных отношений между странами всячески способствовал Никита Сергеевич Хрущёв. Его стратегической задумкой было сделать Японию нейтральным государством, ибо в первой половине ХХ века Страна восходящего солнца была для нас постоянным источником военной угрозы. Ради нейтралитета Японии Москва даже готова была пойти на некоторые уступки в частности, отдать острова Хабомаи и остров Шикотан. Но фактическая передача обуславливалась подписанием мирного договора.

Помимо прочего, декларация 1956 года формулировала принцип отказа от взаимных претензий, которые могли быть порождены Второй мировой войной. Вряд ли у Японии могли быть какие-то претензии, а вот Советский Союз тем самым соглашался отказаться от своих репарационных требований.

Напомню, что во второй половине 1940-х годов страны-победительницы в рамках созданной в 1946 году Дальневосточной комиссии (ДВК) обсуждали вопрос о взимании с Японии репараций; Советский Союз рассчитывал на получение своей части репараций. И это имело веские основания: потери Красной Армии в ходе военной операции по разгрому японских сухопутных войск в Маньчжурии, на Южном Сахалине и Курильских островах в августе-сентябре 1945 года составили 12 тыс. человек.

В 1951 году в Сан-Франциско прошла международная конференция, на которой США, их европейские союзники и многие другие страны подписали мирный договор с Японией. Сан-Францисский мирный договор выражал интересы США, которые фактически оккупировали Японию, поэтому нет ничего удивительного в том, что он почти не предусматривал никаких репарационных выплат. Вашингтон был заинтересован в скорейшем экономическом восстановлении Японии, которой отводилась роль военного противовеса Советскому Союзу на Дальнем Востоке. СССР мирный договор в Сан-Франциско не подписал. Дальневосточная комиссия была закрыта в том же 1951 году. И далее Москва вынуждена была уже в двухстороннем порядке урегулировать свои отношения с Токио. В результате чего и родилась декларация 1956 года.

Все усилия Москвы по заключению мирного договора с Токио были перечёркнуты 19 января 1960 года, когда Япония подписала с США Договор о взаимодействии и безопасности, согласно которому японские власти разрешили американцам пользоваться военными базами на своей территории в течение последующих 10 лет с возможностью пролонгации.

Со стороны Москвы последовали заявления, суть которых сводилась к тому, что дальнейшие переговоры с Токио по вопросу заключения мирного договора теряют смысл более того, утрачивала свою силу декларация 1956 года. Возвращение на исходные позиции сторон будет возможным лишь тогда, когда Япония откажется от размещения американских вооруженных сил на своей территории и действительно сможет стать нейтральным государством. Так мне профессора объясняли ситуацию в советско-японских отношениях полвека назад, когда я учился в Московском государственном институте международных отношений МИД СССР.

С учётом сказанного выше мне не очень понятно, как можно вести переговоры с Японией по поводу заключения мирного договора на основе декларации 1956 года, но без выдвижения в качестве условия его заключения превращения Японии в действительно суверенное, независимое государство, отказ от вассального подчинения Вашингтону.

Но вернёмся к теме наших возможных репарационных требований к Японии. Они связаны не только со Второй мировой войной, но и с событиями почти вековой давности. Речь идёт о японской интервенции на Дальнем Востоке, которая началась в 1918 году и продолжалась несколько лет. Старт этой интервенции дала специальная конференция 3 декабря 1917 года с участием США, Великобритании, Франции, Японии и союзных им стран, на которой было принято решение о разграничении зон интересов на территориях бывшей Российской империи. Немалая доля территории России была отдана на откуп Японии. 18 февраля 1918 года Верховный совет Антанты принял решение об оккупации японскими войсками Владивостока и Харбина, а также зоны КВЖД.

Считается, что японская интервенция началась 5 апреля 1918 года. Накануне, как и полагается, была совершена провокация: во Владивостоке убили двух японских служащих коммерческой компании. На следующий же день, не дожидаясь расследования дела, японцы высадили в город десант под предлогом защиты японских подданных. Они были первыми интервентами, вслед за японцами высадились англичане. Потом появились американцы.

К октябрю 1918 года численность японских войск в России достигла 72 тысяч человек (в то время как американский экспедиционный корпус насчитывал 10 тысяч человек, а войска других стран 28 тысяч человек), они оккупировали Приморье, Приамурье и Забайкалье. Согласно некоторым источникам, в отдельные моменты на Дальнем Востоке и в Сибири действовало до 100 тыс. японских солдат и офицеров.

По инициативе Москвы в апреле 1920 года было создано буферное государство Дальневосточная республика (ДВР) для того, чтобы Советская Россия не вступала в прямой военный конфликт с Японией. Японские власти стали вести переговоры с ДВР на основе так называемых 17 требований. Фактически это был план превращения Дальнего Востока и части Забайкалья в зависимую от Японии территорию, где предполагалось организовать масштабную эксплуатацию минеральных, лесных и морских ресурсов. Власти ДВР эти притязания отвергли. Опуская многие детали истории японской оккупации, отмечу, что на континентальной части она продолжалась до 25 октября 1922 года, когда последние японские войска покинули Владивосток. Итого срок оккупации составил почти четыре с половиной года. Но японские войска оставались ещё на севере Сахалина, который принадлежал России. Оттуда они ушли лишь в мае 1925 года. Получается, что общая продолжительность японской оккупации российских территорий продолжалась более семи лет.

За это время японские оккупанты нанесли гигантский ущерб нашей стране. Напомню, что в 1921 году Советская Россия стала готовиться к Генуэзской международной экономической конференции, которая была запланирована на весну следующего года. Кстати, в работе конференции (10 апреля 20 мая 1922 года) принимала участие Япония, которая на тот момент времени ещё продолжала оккупацию части наших территорий на Дальнем Востоке. Токио пытался использовать конференцию для того, чтобы заручиться общим решением, легализующим присутствие Японии на нашей территории этого, однако, не случилось.

Все прекрасно понимали, что центральным на этой конференции будет так называемый русский вопрос. Бывшие союзники России по Антанте приглашали Москву на конференцию для того, чтобы устроить ей порку, а именно потребовать от неё признания долгов царского и временного правительств на общую сумму около 18,5 млрд золотых рублей, компенсаций за национализированные активы иностранных собственников, а также отмены государственной монополии внешней торговли. Москва готовила для конференции свой контрудар в виде предъявления бывшим союзникам претензий за ущерб, понесённый в результате морской и торговой блокады, а главное от интервенции, которую организовали бывшие союзники. Общая сумма наших претензий, обнародованная на конференции в Генуе 39 млрд золотых рублей.

Подготовка обобщающего документа по претензиям велась Москвой планомерно и загодя путём сбора первичной информации с мест. Но на тот момент времени японская оккупация на Дальнем Востоке ещё продолжалась. Поэтому ущербы от японской интервенции в общую сумму предъявленной в Генуе официальной претензии Москвы не вошли или почти не вошли.

С учётом сказанного нам следует такую работу провести сегодня. Конечно, полного набора первичных документов, фиксирующих и инвентаризирующих нанесённый ущерб, наверное, в природе не существует, но отдельные фрагменты картины восстановить можно и нужно. Это и будет та самая карта, которая должна быть выброшена на стол переговоров в удобный для России момент.

5 thoughts on “Россия должна вести мирные

  1. Система – это не люди, это законы, регламентирующие работу государственных институтов и регулирующие общественные отношения!

  2. Хрен вам ,а не Шикотан!Задолбала опозиция уже,бла бла бла,а давайте отдадим!Какая военная угроза от Японии?Это они пусть чувствуют угрозу.Развелось больно много пи&доболов…

  3. Вадим, какую независимость вы там в ноде хотите?От разума,от нефти и газа,от денег?Читайте Конституцию РФ,прежде чем мозги свои продать. ..хотя о чем это я вам говорю…

  4. Декларация 1956 утратила силу как можно по ней вести переговоры

  5. Александр, японцы то как раз ведут переговоры с позиции силы, прикрываясь НАТОвскими базами. Если быть точным, то переговоры мы ведем не с Японией, а с истинными хозяевами Японских островов. Абэ это всего лишь говорящая голова, не имеющая ни какого реального права решать такие вопросы самостоятельно.

Leave a Reply to Аля Шанькова Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *